#FirstPersonStories

Apply for support
A selection of #FirstPersonStories © European Endowment for Democracy
Back to #FirstPersonStories

Уча Нануашвили

22 June 2020

Мониторинг Covid-19 в Абхазии и Южной Осетии

Бывший народный защитник Грузии основал аналитический центр, занимающийся вопросами государственной политики и уделяющий особое внимание правам человека на оккупированных территориях, а также политическим и юридическим реформам. Целью центра является консолидировать демократию, подотчетность властей и добросовестное государственное управление в Грузии.

Уча Нануашвили - известная фигура гражданского общества Грузии. С 2012 по 2017 годы он был народным защитником (омбудсменом) Грузии. Он также основал Грузинский центр прав человека и координировал работу Южнокавказской сети при Доме прав человека в Тбилиси. 

Новый проект Учи Нануашвили - Институт исследования демократии (DRI), аналитический центр, который фокусируется на защите прав и основных свобод человека и установлению в Грузии подотчетной системы государственного управления, а также уделяет особое внимание отделившимся территориям, - Абхазии и Южной Осетии, - находящимся под контролем России. Въезд на эти территории значительно ограничен. 

С момента своего создания в 2018 году DRI реализовал ряд проектов на тему прав человека, антирадикализаци и реформ. С помощью ЕФД Нануашвили и его команда проводят мониторинг ситуации с правами человека в Абхазии и Южной Осетии, используя для этого сеть контактов в регионах, которые позволяют им заполнить информационный вакуум в отношении этих двух оккупированных территорий. 

Covid-19 и оккупированные территории

Даже в обычных обстоятельствах въехать в Абхазию или Южную Осетию чрезвычайно затруднительно. В марте оба отколовшихся региона закрыли границу с Грузией, чтобы предотвратить распространение Covid-19. Это произошло после того, как в 2019 году границы оставались закрытыми месяцами - сначала, летом прошлого года, в связи с протестами в Тбилиси, а затем из-за разногласий между властями в Тбилиси и Южной Осетии по поводу КПП в деревне Чорчана, вызвавших глубочайший кризис у отношениях между сторонами с 2008 года. 

Оба региона де-факто отрезаны от Грузии и остального международного сообщества, что подвергает их риску оказаться в ситуации кризиса систем здравоохранение во время пандемии Covid-19. "Контрольно-пропускной пункт в Ахалгори закрыт с сентября, изолируя регион не только от Грузии, но и от Южной Осетии, - говорит Нануашвили. - В Ахалгори нет работающей системы здравоохранения, а двойная изоляция может вызвать гуманитарный кризис. Мы хотим, чтобы грузинское правительство оказало какую-то помощь". 

В километре от Ингурского моста, служащего контрольно-пропускным пунктом между Грузией и Абхазией, грузинские власти открыли новую больницу, которая предоставляет помощь заболевшим по обе стороны линии оккупации. Но для Южной Осетии, которая является меньшей по размеру и менее развитой, чем Абхазия, такого проекта нет. 

Село Эргнети, так же как и Ахалгори, потерпело от изоляции: DRI сообщает, что в отсутствие работающей аптеки жители села не могут купить лекарства во вермя чрезвычайного положения; даже хлеб удается купить с трудом. 

По состоянию на 9 июня в Южной Осетии было 57 подтвержденных случаев Covid-19. Согласно отчету DRI, население региона не дистанцируется социально. Фактическое правительство региона отказывается от помощи ВОЗ. 

Информация, которую DRI получает от партнеров на оккупированных территориях в ходе пандемии, в первую очередь касается нехватки адекватной медицинской помощи. Однако есть и другие проблемы, с которыми сталкиваются жители Абхазии и Южной Осетии, особенно те немногочисленные грузины, которые остались там после войн в 90-е. 

Nanuashvili Body3

Деятельность DRI в Абхазии и Южной Осетии 

Свобода передвижения является наиболее проблематичной. Произвольные закрытия границы де-факто властями обоих регионов наносят удар по местной экономике, которая во многом зависит от обмена товарами с ближайшими территориями, находящимися под контролем грузинских властей. Многие жители Абхазии и Северной Осетии регулярно переходили границу для получения медицинской помощи - даже до прихода пандемии. В декабре 2019 года южноосетинские власти арестовали грузинского доктора Важу Гаприндашвии якобы за нелегальный переход границы для помощи пациенту на оккупированной территории, что возмутило людей по всей Грузии. 

Фактические власти также часто передвигают границу вглубь контролируемой Тбилиси территории. У этого феномена есть свое название: "бордеризация". В сочетании с растущей милитаризации, это не може не влиять на права человека и повседневную жизнь местного населения, поясняет Нануашвили. Грузины на оккупированных территориях не могут получать образование на родном языке, так как преподавание в школах на этих территориях ведется на русском и довольно плохого качества. 

В настоящее время DRI - единственная неправительственная организация, работающая на оккупированных территориях с такой широкой сетью контактов. Организация считает своим долгом информировать грузинское общество и власти, а также Европейский Союз и международные организация, о повседневной жизни в Абхазии и Южной Осетии. С этой целью она проводит круглые столы и другие мероприятия, распространяющие информацию. 

Борьба с радикализацией и продвижение реформ в сфере безопасности 

Деятельность DRI не ограничивается только мониторингом происходящего на оккупированных территориях. В сферу интересов организации также входит мониторинг крайне правой радикализации, написание рекомендаций по реализации государственной политики и многое другое. 

Нануашвили поясняет, чем именно занимается его организация в области борьбы с радикализацией: "Мы пытаемся отслеживать мероприятия, которые организовывают крайне правые группы, и их деятельность в социальных сетях. Мы также пристально следим за самими группами и их лидерами". Рост популярности правых экстремистов в Грузии следует всемирной тенденции, которая стала особенно заметной в прошлом году, когда попытки провести первый в стране ЛГБТ-прайд столкнулись с протестами и угрозами со стороны ультраконсервативных групп. Во время чрезвычайного положения, вызванного Covid-19, DRI отслеживала, каким образом крайне правые группы использовали пандемию, чтобы распространить в социалььных сетях анти-западные теории заговора. 

DRI также изучает передовой опыт в сфере безопасности различных европейских стран, на основании которого публикует рекомендациит для реформ в Грузии. По словам Нануашвили, спецслужбы слишком политизированы и недостаточно отделены от прокуратуры. Он убежден, что нужно создать независимую структуру по рассмотрению случаев коррупции, а также независимую спецслужбу с надзором со стороны государства и парламента. 

Еще одна сфера экспертизы DRI - это ювенальная юстиция. Организация предоставляет бесплатную правовоую и психологическую поддержку несовершеннолетним и членам их семей, а также проводит треннинги для юристов и адвокатов. 

Nanuashvili Body2

 

Грузия во времена локдауна  

Когда в марте в стране начался локдаун, Нануашвили перенес основную деятельность организации онлайн. Тренинги отложили, юридические услуги стали оказывать онлайн, а исследования и доклады продолжились в удаленном режиме. Организация также запустила новый проект по распространению информации о Covid-19 на разных языках, которыми владеют этнические меньшинства в Грузии. Члены DRI следили за действиями правительства во время кризиса и часто появлялись на телевидении, высказываясь на тему чрезвычайного положения и связанной с ним ситуации в области соблюдения прав человека. 

Институт  открыто критиковал законопроект, который позволил бы властям в рамках борьбы с пандемией ограничивать свободу передвижения и собраний и в то же время мог бы создать условия для превышения госорганами полномочий. "Мы выступили с критикой и потребовали от правительства больше информации", - говорит Нануашвили. Несмотря на возражения оппозиции, парламент одобрил этот законопроект. 

По словам Нануашвили, в целом грузинские власти неплохо справились с ситуацией пандемии Covid-19. На момент снятия двухмесячных ограничительных мер к 22 мая в стране было только 818 подтвержденных случаев и 13 смертей. Но ситуация в Грузии меняется. "С июня 2019 года Грузия стала иной", - предупреждает Нануашвили. 

Прошлым летом в стране начало зарождаться протестное движение в ответ на использование властями резиновых пуль при подавлении протеста толпы, которая была недовольна визитом российских депутатов в грузинский парламент. С тех пор правящая партия "Грузинская мечта" сконцентрировала в своих руках беспрецедентные полномочия и установила квази-монополию не только в политической сфере, но и в ведущих СМИ, что играет ключевую роль в предстоящих в этом году парламентских выборах. Как утверждает активист, в таких обстоятельствах "возможно все". 

 

Stay in touch

Sign up for all the latest news, stories and events straight to your inbox.