#FirstPersonStories

Apply for support
A selection of #FirstPersonStories © European Endowment for Democracy
Back to #FirstPersonStories

Мажд Чурбажи

25 November 2016

Борющаяся за демократическую Сирию активистка помогает женщинам

Мажд Чурбажи (Majd Chourbaji), удостоенная Премии мира, ведет финансируемую ЕФД Basamat для развития - сирийскую неправительственную организацию, которая работает с женщинами беженцами в Ливане.

Мажд Чурбажи © Мажд Чурбажи

По теплой улыбке Мажд Чурбажи и ее невозмутимой манере поведения, вы никогда не догадаетесь, что она пережила войну, пытки, убийство своего мужа, и семь месяцев тюрьмы настолько бесчеловечные, что они оставили бы большинство людей разрушеными.

Неутомимая защитница реформ в ее родной Сирии, Чурбажи была задержана правительственными войсками в 2012 году, после оказания помощи в возглавлении ненасильственных протестов против режима президента Башара аль-Асада в ее родном городе Дарайе. Ее муж был задержан несколько часов спустя, умоляя о ее освобождении.

"Они сорвали мою паранджу и били меня неоднократно, так сильно, что кровь текла по моему лицу", - говорит она. "Я все время говорила им, что я мирный активист и что я не имею никакого отношения к повстанческой армии, но потом они привели моего мужа и начали мучить его передо мной. Это продолжалось в течение 10 дней".

Чурбажи провела следующие семь месяцев запертая в тюремной камере четырех квадратных метров вместе с примерно 20 другими женщинами.

"Камера была настолько переполнена, что нам нужно было чередоваться чтобы присесть", - вспоминает она. "Они открывали камеру только три раза в день, чтобы дать нам возможность сходить в туалет. У каждой с нас было 10 секунд. Многие женщины были вынуждены справить нужду в камере".

Она говорит, что заключенным разрешали только один душ каждые три месяца, они были лишены каких-либо средств гигиены и носили ту же одежду в течение всего срока их заключения.

Организовавши массовую голодовку, которая привела к освобождению свыше 80 женщин, в том числе ее, Чурбажи попросила убежище в соседнем Ливане со своими тремя детьми. Она никогда больше не увидела своего мужа; он умер от пыток в тюрьме восемь месяцев после ее освобождения.

Усиленная решимость

Вместо того, чтобы сломать ее, Чурбажи говорит, что тюрьма лишь укрепила ее решимость бороться против режима Асада мирными средствами.

35-летняя женщина теперь ведет Basamat для развития, НПО которую она создала в долине Бекаа в Ливане, чтобы расширить возможности сирийских женщин, которые, как и она, сбежали от опустошения в своей стране.

Все 15 сотрудниц Basamat являются сирийскими беженцами. Чурбажи считает, что трудности, которые каждая из них пережила с того времени как в 2011 году началась гражданская война в Сирии, являются ключевыми для успеха организации в налаживании связей с женщинами, перемещенными в результате конфликта.

"Прямо сейчас, никто не понимает сирийцев лучше, чем сами сирийци", - говорит она. "Международные группы помощи, работающие с беженцами, не всегда принимают во внимание культуру и религию нашего народа, поэтому многие беженцы не доверяют им".

Фокус

Основанная в 2014 году и при поддержке ЕФД, Basamat уже стал координационным центром для многих сирийских женщин застрявших в Сааднаеле – Ливанском пограничном городе, в котором находится огромный лагерь беженцев. Между 350 и 400 женщин посещают центр каждый месяц.

Basamat, что означает "отпечаток пальцев" на арабском языке, организует широкий спектр культурных и социальных событий, чтобы способствовать чувству общины среди перемещенных сирийцев. Он также проводит учебные курсы для женщин-беженцев, многие из которых потеряли своих мужей на войне и теперь, впервые, должны заботиться о себе сами.

Беженцам запрещено работать в Ливане, и большинство из них живут в условиях крайней нищеты. Благодаря обучению в Basamat, Чурбажи говорит, что ряд сирийских женщин в Сааднаеле смогли получить некоторый доход путем создания неформального бизнеса, как парикмахеры, медсестры или швеи на дому.

"Даже если женщины не в состоянии найти работу, изучая новый навык дает им уверенность," говорит она.

В Basamat сирийские женщины могут записаться на занятия по французскому и немецкому языках, а те, кто неграмотен, могут научиться читать и писать по-арабски. Их поощряют писать для ежемесячного журнала Basamat и принимать участие в семинарах по укреплению мира и гражданства.

"Женщины должны говорить, они должны иметь больше влияния в принятии решений", - настаивает Чурбажи. "Женщины будут играть центральную роль в установлении мира в Сирии и восстановлении нашей страны после войны."

НПО также предоставляет психологическую помощь, чтобы помочь женщинам и их детям оправиться от травмы войны. Большинство сирийских женщин в Сааднаеле потеряли близких в конфликте, в том числе детей, и некоторые из них были изнасилованы.

На данный момент, в ходе войны в Сирии, было убито приблизительно 400000 человек и перемещено половину населения страны, что вызвало худший кризис беженцев в Европе со времен Второй мировой войны.

И хотя образы разгромленных сирийских городов и обездоленных беженцев продолжают наполнять телевизионные экраны, Чурбажи считает, что гуманитарная помощь крайне недостаточная - в том числе и в Ливане.

"Мы молодая организация, и мы понимаем, что нам есть куда совершенствоваться", - говорит она. "Но когда мы просим поддержку и помощь в улучшении наших услуг, грантодатели, как правило, говорят нам, что они только финансируют инициативы, поддерживаемые ООН. Это является серьезной проблемой для нас".

«Творительное» спонсорство

Чурбажи говорит, что спонсорство ЕФД сыграло важную роль в сдвижении Basamat с мертвой точки. Она говорит, что грант позволил ее организации расширить свою деятельность, сохраняя при этом однозначно сирийский подход, что отличает Basamat от других групп по оказанию помощи в Сааднаеле.

"Многие грантодатели навязывают свои собственные программы или свой собственный способ ведения дел", - объясняет она. "ЕФД всегда уважал наше мнение как беженцев относительно того, что лучше для этих женщин и детей."

Чурбажи, которая возглавляла школу в Дарайе до войны, также создала две школы в Ливане, которые в настоящее время обеспечивают образование для 2000 перемещенных сирийских детей.

В 2015 году она была удостоена Международной премии «За женскую отвагу» Государственного департамента США, а в марте 2016 года, Оксфам выбрал ее для Премии «Right the Wrong” в знак признания ее усилий по созданию долговременных изменений для сирийских беженцев-женщин.

Клэр Бигг

Отказ от ответственности: Эта статья отражает мнения грантополучателей, которые необязательно совпадают с официальной позицией ЕФД

Stay in touch

Sign up for all the latest news, stories and events straight to your inbox.