#FirstPersonStories

Apply for support
Back to #FirstPersonStories

Бегство из Украины

29 March 2022

Эвакуация из Украины

История трагического побега из оккупированной территории Украины партнера ЕФД

"Утром 24 февраля, когда Россия начала полномасштабное вторжение в Украину, мы с мужем поехали в село Лубянка в Киевской области, где живут его родственники. Мы планировали собрать членов семьи, а оттуда отправиться в Западную Украину. Затем мы должны были придумать, что делать дальше.

Село Лубянка расположено недалеко от Гостомеля, Бучи и Бородянки - небольших городков на окраине Киева. С первых часов российского вторжения в этом районе шли интенсивные бои, поскольку российские войска боролись за контроль над аэропортом Гостомель.
 
В тот первый день события развивались стремительно. Мосты в селе - единственная точка доступа - были взорваны. В небе летали российские самолеты, большие колонны боевой техники появились в окрестностях. Село подверглось интенсивному обстрелу. Российские военные вскоре контролировали близлежащие дороги.

Мы решили уехать на следующий день и начали планировать маршрут побега.

Отсутствие безопасного пути эвакуации 

25 февраля из нашего окна мы наблюдали, как российские военные машины обстреляли гражданский микроавтобус, который пытался выехать из села. На следующий день мы стали свидетелями еще одного подобного инцидента с гражданским автомобилем. Мы осознали, что безопасного пути эвакуации нет, и мы были окружены российскими военными.

Оставаясь в доме, мы старались чем-то себя занять. Мы следили за передвижением российской бронетехники и передавали эту информацию украинской стороне, помогая украинским артиллеристам и другим военным.

На третьем этаже у нас была мобильная связь, а иногда и Интернет. Это позволило получать новости и помогать другим членам команды, все еще находящимся в восточной части страны, которые искали жилье и нуждались в других срочных услугах. Мы также документировали происходящее вокруг нас, снимали фото и видео.

В нескольких десятках метров от нашего дома русские разместили свои артиллерийские позиции для обстрела Гостомеля, Бучи, Бородянки, Макарова, Киева и прилегающих районов. Постоянно появлялись российские самолеты и бронетехника.

Утром 29 марта мы увидели колонну из более чем 50 единиц бронетехники недалеко от села и в лесу менее чем в ста метрах от нас. Там были и "кадыровцы" - ополченцы президента Чечни Рамзана Кадырова. Русские стали заходить в дома наших соседей. Мы были вооружены только охотничьими ружьями и знали, что не сможем противостоять солдатам.

В официальных сводках мы уже слышали, что в наш район вошли отряды Кадырова, были зафиксированы случаи грабежей и казней мирных жителей. Мэр Гостомеля и два волонтера были убиты, когда раздавали хлеб и лекарства местным жителям. Люди были обстреляны в своих машинах, когда они пытались убежать в более безопасные районы. Мы заметили военные машины, нацелившие пушки на дома, где жили мы и остальные граждане.

Мы с мужем взяли автомат, боеприпасы, документы, деньги, телефоны, аккумулятор и скрылись в лесу. Больше мы ничего не могли взять с собой. Мы слышали, что ноутбуки и видеоаппаратура обычно досматриваются российскими военными и уничтожаются. Накануне мы спрятали в надежном месте другое огнестрельное оружие и оборудование. Мы знали, что, находясь в доме, мы подвергаем опасности его хозяев, супружескую пару на пенсии.

Мы преодолели около одного километра, когда услышали женский крик, лай собак и пулеметную стрельбу. Вокруг нас было большое количество бронетехники. Мы попытались поговорить с хозяевами того дома, но они не отвечали, и мы предпочли двигаться дальше.

Мы продолжали идти по лесу, умудряясь обходить позиции российских военных, их заставы, лагеря и патрули. Однажды мы прождали более трех часов в одном месте, в то время как над нами кружили истребители.

Около полуночи мы добрались до деревни Буда-Бабинецка. Мы пробрались к старому заброшенному дому на окраине деревни и провели там ночь. Всю ночь русские обстреливали деревню из артиллерии. Мы спрятали винтовку, документы, боеприпасы и пошли в деревню, где попросили у местных жителей воды и поинтересовались ситуацией в районе.  

В ту ночь на улице было около -9C градусов, дул сильный ветер. У нас не было с собой ни еды, ни воды, и мы начали идти по лесным дорогам. Мы пришли на автобусную остановку возле деревни Мыкуличи, в 50 метрах от российского контрольно-пропускного пункта. Деревня была уже оккупирована.

Нас приютил местный житель, он дал нам немного еды и предложил разместиться на несколько дней до улучшения погоды, так как на ближайшие два дня прогнозировались очень низкие температуры.

Батареи наших телефонов разрядились, и у нас не было возможности их зарядить, а также у нас не было ни карты, ни компаса. На тот момент мы прошли около 19 километров, а впереди было еще 25 километров, и ситуация вокруг нас стремительно менялась.

Мы провели ночь в этом доме, а утром местный хозяин сказал нам, что есть эвакуационные автобусы, которые вывозят людей из деревни через "зеленый коридор". Мы знали, что такие коридоры - это русская рулетка. Иногда во время эвакуации людей убивали, но мы также понимали, что бежать через леса на оккупированных территориях не менее опасно.

Мы ждали весь день, но эвакуации не было. В тот день родственники мужчины впервые связались с ним и сообщили, что они живы и им удалось выбраться из деревни невредимыми."