#FirstPersonStories

Apply for support
A selection of #FirstPersonStories © European Endowment for Democracy
Back to #FirstPersonStories

Евгения Закревская

18 February 2021

Адвокат Майдана

Украинский адвокат Евгения Закревская полная решимости обеспечить справедливость для Небесной Cотни, протестующих, которые были убиты во время Революции Достоинства на Евромайдане.

Фотограф - Данил Павлов

Цей матеріал також доступний українською

Многие украинцы, которые стремятся к установлению справедливости и верховенства закона в своей стране, возлагают большие надежды на Евгению Закревскую.

Молодая, хрупкая на вид, но энергичная и упорная, она возглавляет общественную группу известных юристов, которая называется "Адвокатская совещательная группа". Они представляют и защищают в судах права семей Небесной сотни - протестующих, которые были убиты во время Революции Достоинства на Майдане

Семь лет после Майдана

Хотя прошло уже семь лет после трагических февральских событий на Майдане в Киеве, эти процессы далеки от завершения. "Безразличие властей, их нежелание устранять препятствия и обеспечить прогресс в делах Майдана вызывает глубокое разочарование и уныние у семей погибших", - говорит Закревская, отвечая на вопрос ЕФД за несколько дней до того, как Украина отметит седьмую годовщину героической борьбы за лучшее европейское будущее.

Поиск справедливости и правды о событиях, которые в 2014 году привели к смерти 83 проевропейских протестующих, является движущей силой для Закревской и ее команды. "Я не хочу останавливаться на полпути. Эти дела должны быть расследованы, а преступники, которые убивали невинных людей, должны быть привлечены к ответственности", - решительно заявляет она.

Ее решимость установить истину стала предметом внимания, когда в ноябре 2019 она объявила голодовку в знак протеста против намерений по роспуску группы следователей, занимавшихся расследованием преступлений, совершенных на Майдане. Это поставило бы под угрозу расследования, которые тогда продолжались. За ее борьбой наблюдала вся Украина и международная общественность.

Победы и поражения в юридических баталиях

Закревская и ее команда потерпели многих взлетов и падений в своих попытках установить правду об убийствах на Майдане. Среди обвиняемых - экс-бойцы печально известного спецподразделения полиции ОМОН "Беркут", их командиры, следователи, прокуроры и чиновники бывшего режима Януковича.

"Год назад в рамках обмена пленными с целью вернуть украинских пленных, которые де факто были заложниками, Украина отдала России пятерых бывших офицеров "Беркута", которые были фигурантами основного дела об убийствах на Майдане. Вернулись только двое обвиняемых. Судебный процесс над остальными тремя пришлось остановить, и очевидно, что приговор они уже не получат", - объясняет она.

Zakrevska2

 

Этот год начался на более позитивной ноте

21 января Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) постановил, что нарушения прав человека во время событий Евромайдана в Украине в 2014 году носили системный характер и осуществлялись органами государственной власти с целью подавления мирных протестов. Такое решение Европейского суда стало важной поддержкой для пострадавших во время Майдана. Они почувствовали, что их не бросили в одиночестве, и что их борьбу за справедливость поддерживают и за рубежом.

Среди дел, которые рассматривал ЕСПЧ, были и дела первых жертв жестокости милиции Януковича, которых представляла Евгения Закревская. Эти люди пострадали во время первого кровавого разгона мирных демонстрантов, в частности студентов, в ночь на 30 ноября 2013. Это был момент, который имел огромное влияние на дальнейшую профессиональную карьеру Закревской, поскольку она была на Майдане с самого начала - с 21 ноября 2013 года.

Как все началось

"В ту ночь на Майдане я пошла в ближайшее кафе, чтобы согреться и немного отдохнуть. В 4 часа утра я начала получать сообщения и звонки от моих друзей, которые остались на Майдане, о неожиданном жестоком нападении со стороны полиции", - рассказывает она. В ту ночь Евгения стала свидетелем абсолютной несправедливости и безнаказанности сотрудников милиции, которые избивали невинных людей, волокли по асфальту молодых девушек, оставляя на тротуарах следы крови избитых ими демонстрантов.

Закревская немедленно начала оказывать потерпевшим юридическую помощь. В течение следующих нескольких дней она и ее коллеги обратились в правоохранительные органы с заявлениями о совершенных преступлениях. К ним начало обращаться все больше и больше активистов, нуждавшихся в юридической поддержке. Таким образом со временем Закревская стала "адвокатом Майдана".

До Майдана Закревская была юристом, занимавшимся коммерческими делами, хотя ее всегда интересовали вопросы прав человека. "Мои коллеги и я зарабатывали достаточно денег благодаря этим коммерческим делам, чтобы иметь возможность на безвозмездной основе рассматривать гражданские дела, связанные с нарушениями прав человека", - объясняет она, отмечая, что она продолжала следовать такому формату работы, когда представляла семьи жертв Майдана в суде, пока таких дел не стало слишком много.

Zakrevska3

 

Новый стимул для развития и информационная деятельность

Еще одно существенное изменение в ее профессиональной жизни произошло, когда ее неправительственная организация, "Адвокатская консультативная группа" (укр. "Адвокатська дорадча група"), получила поддержку со стороны ЕФД. "Мы смогли увеличить нашу команду и привлечь больше юристов для помощи адвокатам. Мы также смогли уделять гораздо больше времени представлению интересов жертв Майдана, семей жертв расстрелов на Майдане и консолидировать наши усилия", - рассказывает она.

Закревская также подчеркивает еще один аспект поддержки ЕФД, который имеет решающее значение: способность адвокатов охватить большее количество дел и возможность предоставить обществу подробную информацию о них. "Крайне важно оказывать семьям Майдана профессиональную юридическую помощь и поддерживать дела Майдана в судах. Но также очень важно информировать людей о том, что происходит в этих судах и предоставлять общественности своевременную и точную информацию о расследованиях и судебных слушаниях", - говорит она.

"Таких судебных заседаний проводится до 20 в неделю. Во время карантина нам удалось предотвратить проведение закрытых судебных заседаний за счет получения информации от адвокатов и проведения онлайн-трансляций. Журналистов часто не допускали в помещения судебных заседаний. Но радует то, что сейчас все больше журналистов и СМИ активно вовлечены в дела Майдана, освещают их более подробно и объясняют людям, что происходит на самом деле в этих процессах. Эта растущая осведомленность общественности воодушевляет потерпевших, делает эти дела более приоритетными для самих судов и властей, а также помогает повысить качество государственного обвинения", - заключает Закревская.

Zakrevska4

Еще одна важная деятельность, поддерживаемая ЕФД, - это поддержка внесения поправок в законодательство, которые обеспечат справедливое и эффективное расследование дел Майдана. Закревская и ее команда выступают за внесение изменений в законодательство, которые могут разрешить заочное судебное разбирательство и вынесение приговора.

"Это позволит разблокировать ряд дел, которые приостановлены из-за того, что преступники бежали из страны. Нас вдохновил опыт Литвы, где дело о нападении советской армии на Вильнюсскую телебашню в 1991 году было возобновлено 20 лет спустя. Прокуратура расследовала это дело семь лет, а через три года суд вынес приговор осужденным как очно, так и заочно", - рассказывает она. Аналогичным образом Международный Суд в Гааге заочно осуществляет судебное преследование предполагаемых преступников, сбивших самолет MH17.

 

Мы добьемся успеха "вопреки, а не благодаря"

Евгения Закревская считает, что если в делах Майдана не будет установлена справедливость, то будет чрезвычайно трудно убедить украинских граждан Украины в том, что они должны доверять правоохранительным и судебным органам страны и государству.

Несмотря на все препятствия, Евгения Закревская полна решимости продолжать борьбу за справедливость. "Я не рассчитываю на то, что следствия по основным Майдана будут завершены благодаря внезапному появлению "политической воли". Я верю только в системную работу, в потерпевших, которые полны решимости бороться до момента вынесения приговоров, и в поддержку моих коллег и общества", говорит она.

 

Stay in touch

Sign up for all the latest news, stories and events straight to your inbox.